1. Главная
  2. Новости
  3. Персоны
  4. Путь в большой мир Кёкусинкай

Путь в большой мир Кёкусинкай

Александр Анфёров — официальный представитель (Бранч-чиф) Международной организации Кёкусинкай карате в России, 5-й дан, официальный представитель Европейской Академии Кюшо в России, президент Уральского союза боевых искусств «Сакура».

Его цель в жизни  — воспитание здоровой, полноценной, всесторонне развитой личности — человека с большой буквы. Имеет два высших образования: философское и педагогическое. Он убежден, что на каждое занятие нужно всегда приходить «с белым поясом» и учиться «с чистого листа». Являлся самым молодым обладателем мастерской степени 4 дан в России (аттестовался в 28 лет, экзамен принимал Ойши Дайго — 8 дан.) Участник двух чемпионатов мира. Чемпион России по ката, призер чемпионата мира по ката, неоднократный призер чемпионатов России по кумитэ. Профессионально начал преподавать боевые искусства в 17 лет.

Воспитал более 40 учеников с мастерской степенью, в том числе 3 и 4 дан. Воспитанники Анфёрова неоднократно становились победителями и призерами чемпионатов мира, Европы, Японии и России. Проводит тренинги и семинары по всей России. Приглашался для проведения семинаров и мастер классов в Данию, Японию, Румынию, Польшу, Тунис, Венгрию, Грузию, Азербайджан, Китай.

Александр Анфёров проводит сборы по карате в Дании

Александр Анфёров проводит сборы по карате в Дании

Бой — искусство и профессия.

Каждый хотя бы раз в жизни слышал о карате, а кто-то, возможно, и сам занимался в этой модной в 90-е годы секции. Но найдутся лишь единицы, кто постиг философию боевого искусства и развился до настоящего мастера. Президент УСБИ «Сакура» Александр Анфёров с самого детства движется по этому пути, совершенствуя себя и других. Для него нет ничего невозможного — он знает, где обитает положительная энергия человека, и научился ее добывать на благо людей.

История

 Когда вы впервые узнали о карате и решили им заняться? Что давалось труднее всего? К чему стремились?

— Впервые я узнал о карате, когда мне было лет 12, тогда с началом перестройки в стране появились первые видеосалоны, и я стал ходить туда и смотреть различные боевики, в которых актеры использовали разнообразные боевые приемы из кунг-фу. Меня просто поразил фильм «9 смертей ниндзя» с Сё Косуги в главной роли. Я задавался вопросом, как такой маленький и щуплый японец смог побороть и «раскидать» столько мужчин, которые в разы сильнее и больше его? Тогда же я познакомился и с фильмами с участием Брюса Ли, Жан-Клода Ван Дамма и других.

Позже появились различные книги по этой тематике. Их переводили на русский язык какие-то умельцы-энтузиасты, копировали и распространяли. Именно по этим пособиям я изучил свои первые несколько ката, технику ударов ногами и руками, и подолгу отрабатывал изученный материал. Так постепенно мне открывался совершенно удивительный мир боевых искусств.

Может быть тогда у меня окончательно и созрела мысль, ставшая главной целью моей жизни — овладеть всеми приемами единоборств. Вдохновившись видео и подкрепившись знаниями из прочитанных книг, я начал самостоятельно тренироваться в местном лесопарке недалеко от озера Шарташ. Занимался по 8 часов в день: бегал, прыгал, отрабатывал увиденные ранее удары и приемы.

Я легко садился на шпагат, быстро бегал и высоко прыгал. Поэтому у меня почти сразу получился излюбленный удар с разворотом на 360° Уширо-Маваши-Гэри. И чтобы отработать его до автоматизма, я подбрасывал шишку, после чего в прыжке бил по ней ногой — делал так называемую вертушку в прыжке. Так, овладев одним сложным приемом, брался за разучивание других.

У каждого человека есть свои таланты, а вот у меня хорошо получалось овладевать техникой единоборств. Я быстро и легко осваивал новые приемы, у меня отличная двигательная память.

Когда в юном возрасте у меня возникло желание поступить в Екатеринбургский колледж физической культуры на специальность «Борьба», я самостоятельно изучил технику Самбо по книге Анатолия Харлампиева. Я сдал экзамен — и это при том, что никогда самбо не занимался и не выступал на соревнованиях по этому виду спорта. Но учиться я там не стал, так как хотел заниматься только восточными единоборствами.

Тогда я был сконцентрирован только на своих тренировках и искал занятия и работу, которые бы позволили иметь много свободного времени и давали возможность много тренироваться. Окончив 8 классов, в 14 лет я устроился работать на Опытный ремонтно-механический завод (ОРМЗ) электрослесарем по ремонту оборудования. График работы был достаточно свободен, и я умудрялся тренироваться прямо на заводе, у меня было оборудовано несколько точек с различными тренажерами и приспособлениями…

Но мой заводской период также продлился недолго — я понял тогда, что однообразная работа не для меня, тем более, что у меня появилась новая цель — поступить в медицинское училище, так как в моем понимании боевые искусства неразрывно связаны с медициной (лечением людей) — а не только умением их калечить.

Поступив в медицинский колледж и попав на практику в наши больницы, я быстро разочаровался в отечественной медицине, так как увидел всю изнанку этой работы. Это было совсем не то, что я хотел найти в этой профессии. И тогда я решил стать тренером.

Так в 17 лет я начал профессионально преподавать боевые искусства. Никаких титулов и званий на тот момент у меня не было, но я уже многое умел и знал, и хотел делиться полученными знаниями.

Я изучил свои первые приемы самостоятельно по книгам и фильмам

 Я не расписываю планы тренировок, стараюсь вести их на интуитивном уровне, ориентируясь на настроение и состояние людей, обстановку вокруг. Если же готовлю спортсменов для участия в чемпионатах, то работаю в рамках установленного плана, но и в этом случае, часто отхожу от него, добавляю что-то по ходу тренировок.

Александр Анфёров проводит сборы по карате в Дании

Александр Анфёров проводит сборы по карате в Дании

Я изучал различные единоборства у разных мастеров, но никогда не делил для себя понятие «боевые искусства» на различные виды, так как цель и идеология у большинства боевых искусств одна, просто различаются пути и способы достижения.

 Вы так и продолжали самостоятельно заниматься изучением единоборств, или все-таки в вашей жизни были учителя?

— Конечно, были. Когда я их встретил, то с этого момента и начался новый этап становления меня, как профессионала. Еще во времена первых лесных тренировок мои дворовые приятели просили, чтобы я начал тренировал и их. И мы с ними даже стали ходить в секцию карате кёкусинкай.

В то время по всей России были запрещены подобные занятия, поэтому все эти организации существовали как бы нелегально, ютились в полуподвальных помещениях, и чтобы отвести от себя возможные претензии назывались «Секциями рукопашного боя». Вот мой знакомый и привел меня туда. Мне захотелось попробовать. Так я впервые оказался в зале, где преподают карате. Тренер сразу отметил меня и в конце тренировки вызвал на спарринг. На тот момент я не знал ни правил, ни технику ведения поединка, но бой получился жестким. Тренер даже после похвалил меня за него. Я тогда-то и я узнал, что техники карате различаются между собой. Но я недолго ходил на занятия в этот зал. В какой-то момент мне стало скучно — не хватало нагрузки, и это несмотря на то, что тренировки там были тяжелыми. Но мне нужны были новые знания! И нашел их у Алексея Белых — тренера по карате-до шотокан. У него была обалденная техника, а он — настоящий мастер своего дела. Потом меня заинтересовало айкидо, которое пропагандировал мастер Павел Морозов, основатель этого направления в Екатеринбурге), потом я переключился на изучение тхэквондо...

В общем, я пытался найти себя, и для этого посещал тренировки различных мастеров.

Случались ли для вас какие-то неприятные ситуации во время ваших поисков?

— Да, случались. Как-то я пришел по приглашению знакомых ребят в секцию «Саньда Китайский вольный бой фулл контакт». И там происходит все то же самое, как и в других секциях — сначала тяжелая тренировка, потом парочка фаворитов предлагает тебе с ними сразиться. Отказаться нельзя, и неважно, что эта твоя первая тренировка. Мы стали биться, и в один момент этот парень меня роняет, и как ни в чем не бывало продолжает меня добивать, бить лежачего! Я никогда в жизни не бил и не буду жить лежачего, но у них в той секции это было в порядке вещей.

Мне повезло тогда, у меня было достаточно опыта и я смог парировать удары и даже жестко контратаковать в ответ, но на моем месте мог оказаться новичок. Представьте ситуацию, когда так нападают на неподготовленного человека? Что вышло бы из этого? Я тогда это все жестко высказал тренеру, а он лишь ответил, что «у нас так проверяют выдержку и характер ученика». На что я ему ответил, что разве нельзя этого добиваться другими способами? Сначала надо научить человека драться как следует, а потом уже проверять в бою, а не наоборот.

Что вы пытались найти, переходя из секции в секцию?

— Точно могу сказать, что мне не нужны были ни звания, ни пояса, ни даны, я приходил на занятия к мастерам, пытаясь получить от них новые знания, обрести мастерство. И если я там этого не находил, то уходил оттуда.

Был такой случай, что я как-то попал на занятие в секцию «Санкукай» (шотокан + айкидо), это был большой зал с огромным количеством учеников. Я задумался, как можно совместить в одно понятие такие две разные системы со столь разными техниками и философиями: шотокан (убей с одного удара) и айкидо (не навреди). Через некоторое время я ушел оттуда, потому что тренер стал постоянно обращаться ко мне за советами, как выполнить тот или иной приём. Я не выдержал и сказал ему: «Кто здесь преподает — ты или я?» Итак, мои поиски продолжалось где-то пять лет.

Вообще я планировал стать юристом, также задумывался о службе в ВДВ, хотел даже поступить в Рязанское воздушно-десантное училище... Можно сказать, что 90-е годы могли повести меня по разному пути. Но в душе я чувствовал, что боевые искусства со мной на всю жизнь. Странно, но изначально я не планировал профессионально преподавать карате, но жизнь распорядилась иначе.

Я знал, что боевые искусства со мной на всю жизнь, я сразу это почувствовал.

Один мой хороший знакомый посоветовал мне пойти заниматься к ним в секцию карате киокушинкай, это направление стало активно развиваться у нас в городе, проводились аттестации учеников. Так я стал ходить на тренировки и быстро прогрессировать. Потом мне довелось заниматься карате у Сергея Ивановича Якунина (это первый мастер, который пригласил мастеров японцев в Екатеринбург). Я занимался у него достаточно долго. Он настоящий профессионал своего дела. Тогда же я познакомился и с его учеником Игорем Шумаковым. И когда мне исполнилось 17 лет, мы создали с ним свой первый клуб единоборств «Детскую школу карате кёкусинкай».

Сейчас у вас 5 дан? А как получили свой первый пояс? Сложно было восходить по ступеням к Олимпу?

— В 1994 году я прошел свой первый экзамен на черный пояс 1 дан. Его принимали японские мастера Мацуи и Йокомиза. Это очень значимое для меня событие. И как оказалось, получение черного пояса — это не конец пути, а только его начало. Так получалось, что все экзамены на пояса я всегда сдавал японским мастерам.

С получением каждого следующего дана количество боев, которые следовало выдержать, увеличивалось на 1 десяток.

Во время экзамена нужно было показать технику, физподготовку, и искусство ведения боя. В поединках сражались точно такие же, как и я, — ученики, желающие получить следующий пояс. Случаи несдачи на таких аттестациях были, нередко. Хотя какой смысл допускать до экзамена, если человек не заслуживает этого?

Помню, как очень трудно мне дался экзамен на четвёртый дан, когда нужно выдержать 40 боев. После 20 боев в организме не осталось физических сил и мне стало очень тяжело, знаменитый японский мастер Дайго Ойши, судивший бои, обратился ко мне в тот момент с вопросом «готов ли ты продолжать поединки?» Мое тело просто кричало от боли: «Нет, не надо!». Но я ответил: «Ос! Конечно!» и продолжил. И когда несмотря ни на что я продолжил, я впал в состояние, когда моему телу и сознанию стало безразлично, сколько боев еще будет 20, 30 или 100… Мне вдруг стало легко и я понял, что дойду до конца. Наверное, это было ощущение «сатори», так японцы называют некое просветление сознания. Это происходит, когда человек выходит за пределы своих возможностей.

До 4-го пояса я сдавал экзамены в Екатеринбурге. А вот экзамен на 5-ый дан я отправился сдавать в центральное Хонбу в Икебукуро (Токио) — место, где зародился стиль Кёкусинкай, в зал, где преподавал великий мастер Масутацу Ояма. Поединки были жесткие, всех ассистентов попросили снять защиту, и они молотили меня голыми руками и ногами. В тот день из 26 аттестующихся на черные пояса разного уровня (от 2-го до 5-го дана) только 3 человека успешно прошли тест, и, на моё счастье, я был одним из них! Это было моей мечтой, и я ее осуществил. Так я стал шиханом (мастером).

Александр Анфёров с дочерью Оямы на могиле ее отца, создателя стиля Кёкусинкай

Александр  Анфёров с  дочерью Оямы на могиле ее отца, создателя стиля Кёкусинкай

Боевое мастерство сегодня

Расскажите о структуре организации карате? Сейчас она представляется непонятной и громоздкой.

— Структурная организация в карате сложная — она формировалась годами. Как вы знаете, самый популярный стиль карате в России — Кёкусинкай, о нем слышали все, так как у него есть большое количество преподавателей, залов и возможностей развиваться и аттестовать своих воспитанников.

Со временем в карате стало еще больше различных стилей, например, в Японии считается совершенно нормальной ситуация, когда воспитанник, став мастером, открывает свой зал и начинает обучать искусству своих учеников под собственным названием.

Ояма сделал то же самое. Он открыл зал, основываясь на своих знаниях о боевых искусствах.

История современного карате берет свои истоки с Окинавы, куда карате попало из Китая. Занимались карате профессиональные военные, а охрана императора была клановой системой, и знания в ней передавались от отца к сыну. Это было искусство убивать голыми руками, ни о каком спорте не было и речи.

Технику карате в 1922 году завез в Японию мастер Фунакоши Гичин и постарался сделать его популярным, чтобы его преподавали везде, в том числе в университетах.

Для этого он сделал из карате физкультуру и ввел понятие «карате-до» — «путь-карате» и акцентировал внимание на философии направления. Главная цель нового стиля заключалась в том, что в бою важна победа не над противником, а над собой и своими слабостями, пороками. В результате сформированный новый стиль стал очень популярен в Японии. Правилами соревнований из карате был исключен контакт.

Настоящим карате занимаются в мире единицы. Мне довелось тренироваться у великого мастера Морио Хигаона, живущего на Окинаве и практикующего реальное карате, когда твое тело становится опасным оружием.

 Александр Анфёров с великим мастером годзорю карате Морио Хигаонна на Окинаве

Александр Анфёров с  великим мастером годзорю карате Морио Хигаонна на Окинаве

С каждым годом стилей в карате становится больше. Поклонники бесконтактного стиля даже пытаются внедрить его в программу олимпиады. Ояма же был категорически против такого подхода. Он не хотел, чтобы карате стало просто спортивным направлением, был против бесконтактных способов проведения поединка. Он полагал, что в карате всегда должен быть разумный ударный контакт. Поэтому в правилах соревнований он исключил из техники удары руками в голову (чтобы не было травм и увечий), остальное все оставил неизменным. И это максимально приблизило его стиль к исходному. Этот подход доказал свою эффективность. Есть масса примеров, когда военнослужащие-каратисты, воюя в Афганистане и других горячих точках, использовали эти приемы, успешно защищая себя. Некоторые приемы карате сейчас используют и десантники, и морская пехота, и полиция.

Как вы считаете, были ли у наших славянских предков национальные традиции боевых искусств?

— Конечно, были, как без этого? У каждого народа, всегда была прекрасно обученная армия, и элита — профессиональные воины (дружины, гвардии и т.п.) которые умело защищали страну от нападений извне. Костяк армии всегда состоял из профессиональных военных, в арсенале которых были, в том числе, и различные приемы боевых искусств. Возможно, в результате революции сословие профессиональных военных русских офицеров, дворян, а также сословия казаков были уничтожены, и многие традиции ведения рукопашного боя были утрачены. Понятно, что в какой бы исторический период мы ни жили, без вооруженных сил и специальных подразделений невозможно сдерживать армии потенциальных противников, сохранять спокойствие и порядок в государстве. Поэтому боевые искусства, техники рукопашного боя будут в нашей стране и дальше активно развиваться. Как они будут называться — славянский стиль, рукопашный бой, карате или самбо — не имеет значения.

А что сейчас происходит с развитием карате на его родине, на Окинаве, в Японии после ухода Оямы?

— Ояма умер и не оставил никаких советов и завещания по поводу того, как дальше развивать созданное им направление, и кого назначить главным в этом процессе. Поэтому среди его учеников произошёл раскол. В результате несколько самых активных его учеников создали свои федерации карате. Потом их стало так много, что началась путаница и все превратилось большой мыльный пузырь, который может лопнуть в любой момент. В России я являюсь официальным представителем, бранч-чифом международной организации карате Кёкусинкайкан. Я представляю организацию, которой руководит дочь создателя карате Кёкусинкай Масутацу Оямы — Кристина Ояма. Штаб-квартира находится в Хонбу в Токио. В нашей стране и, в частности, в нашем городе есть еще несколько представителей стиля Кёкусинкай от различных международных организаций. Я стараюсь общаться и сотрудничать с представителями других организаций Кёкусинкай, а также и других стилей и направлений боевых искусств.

Такая обстановка с количеством стилей мешает спортсмену-каратисту развиваться? Как думаете, возможна ли в перспективе их унификация?

— Специалисты об этом постоянно задумываются, периодически обсуждаются попытки все унифицировать, но это пока не дало результата. По моему мнению, это негативно сказывается на подготовке спортсменов. Я лично отрицательно отношусь к тому, чтобы карате стало олимпийским видом спорта. Ведь если это произойдет, то это просто его убьёт, будут созданы новые правила, принципы проведения турниров и поединков.

Кроме того, есть и другая проблема — по закону аккредитоваться в России может ограниченное количество федераций. А эти позиции сегодня уже заняты. Обладатели аккредитаций взяли шефство над несколькими организациями, а остальных уже не пускают в свои ряды. И это отрицательно сказывается на развитии всего карате. По уставу официальные федерации обязаны развивать это направление, но на деле они умышленно обособляются, и не принимают в свои ряды организации, у которых, по их мнению, иной стиль, хотя принципиальной разницы нет. Из-за этого каждая федерация только по своим правилам проводит аттестации, соревнования, чемпионаты. И это неправильно.

Я уже говорил, что нужно работать сообща, в одной концепции, но это пока не реализовано. По-хорошему, в стране нужно проводить единые чемпионаты, унифицировать экзамены, чтобы пояс признавался всеми и олицетворял реальные достижения спортсмена.

Александр Анфёров проводит экзамен на чёрные пояса, дан-тест в центральном зале международной организации( Хонбу) в Токио

Александр Анфёров проводит экзамен на чёрные пояса, дан-тест в центральном зале международной организации( Хонбу) в Токио

А какие требования у представителей стиля Оямы? Вы тоже придерживаетесь их и являетесь закрытой организацией?

— Нет, наша организация открыта для всех. Мы рады любым гостям, желающим заниматься у нас. В России представители данной организации есть в разных городах. И когда появляется желание сделать чемпионат, то созываем всех, кто готов сразиться за титул.

Карате — боевое искусство, значит спортсменам можно участвовать в боях без правил?

— Участвовать где-либо — это личное дело каждого человека, но ни Ояма, когда был еще жив, ни я сейчас не приветствуем коммерческие бои, так как это модное веяние времени крайне негативно влияет на поведение людей. В русских традициях ценилось великодушие, нам всегда было противоестественно забивать до потери сознания лежачего человека. А в коммерческих боях это часть правил, там люди зарабатывают большие деньги, руководствуясь такими низменными человеческими чувствами. Мне это не по душе.

Если мои спортсмены советуются со мной, участвовать или нет в таких боях, я всегда говорю: «Сначала поймите, что это такое, потом принимайте решение». В таких боях совершенно другой подход к людям, другие установки, это просто бизнес.

Всем ли дано добиться больших успехов в карате?

— Успехов в карате могут добиться все желающие, но если говорить о карате в спорте, то это совсем другое.

Я могу подготовить для соревнований практически любого человека, но чтобы стать великим чемпионом, необходимо иметь природные данные, талант. Да, можно путем долгих тренировок увеличить силу, координацию и выносливость, но скорость движения и удара улучшить очень сложно, это врожденное качество. И с этим ничего не поделаешь, поэтому чемпионами могут стать единицы. Особенность наших чемпионатов заключается в том, что наши спортсмены сражаются за идею. А на боях без правил дерутся за деньги, им это важнее.Мне иногда кажется, что нам специально создают и навязывают такое неправильное восприятие жизни. Посмотришь в Японии по телевизору сводку новостей — по большей части там только позитивные новости. А у нас каждый день с экранов — убили, сожгли, украли, утопили и прочее, один сплошной негатив. Нам это показывают, потому что обществу это интересно. Надо слезать с такой информационной иглы. У общества должен быть запрос на позитивную информацию. Только тогда мы сможем спокойнее жить, будем меньше говорить о проблемах, больше делать добрых поступков, каждый на своем месте добьется большего.

Философия боевого мастерства

Вы многое видели, во многих местах побывали, многому научились. Встречались ли вам люди, которые впечатлили вас во владении боевыми искусствами или достигли невероятных способностей?

— Для меня нет ничего невероятного и невозможного, потому что я всегда очень серьезно относился к боевым искусствам. И я точно знаю, что человеческое тело имеет в себе огромный еще не раскрытый до конца потенциал. За свою жизнь мне довелось видеть разные факты, которые бы многим показались выдумкой, например: бросали иголку сквозь стекло, рубили в воздухе огурцы обычной игральной картой, раскалывали кусок гранита ребром расслабленной руки. И каждый раз мастера подробно показывали свои приемы, учили, как можно повторить тот или иной трюк. В этом и проявляется уровень мастерства.

Мастер не тот, кто сможет сделать что-то такое, что никто кроме него больше никогда не повторит, а как раз наоборот, это тот, кто может научить тому, что умеет.

Как-то я стал свидетелем уникального случая, в котором использовалась энергия человека. Трех учеников поставили в зале спиной к учителю, он встал позади них на расстоянии 5 метров. Ученики положили руки на плечи друг другу. В зале не было зеркал. И тут тренер начала тянуть учеников на себя с расстояния не прикасаясь, они повалились назад. Я убежден, что если человек на все 100% овладеет своим телом, будет чувствовать его, он перестанет болеть. Многие спортсмены, выступающие на очень высоком уровне, подвергают большим испытаниям свой организм. Тренировки начинают негативно влиять на здоровье атлета. А карате как раз позволяет сохранить здоровье, но это при условии, что вы занимаетесь правильно. В нашем подходе к своим возможностям нет ничего невозможного. Это я понял, когда стал изучать методы воздействия через точки на теле (кюшо), работать с энергетикой человека (буйдо). Недавно ко мне пришел человек, который не мог двигать рукой, врачи просто советовали ему сломать неправильно сросшуюся кость, а затем срастить все заново. Я поработал с ним пять минут, после чего у него получилось даже поднять руку. Приходилось также лечить согнувшегося пополам человека из-за проблем в позвоночнике, он еще и плохо ходил, не мог стоять прямо. Но после лечения ему удалось разогнуться и даже свободно пойти.

Своими руками я могу и покалечить, и вылечить — и это самый важный итог моих занятий боевыми искусствами. А просто спорт, поединки — для меня это слишком узкое понятие

 Я учу своих спортсменов правильно восстанавливаться, работать со спиной, тянуться, дышать. Без этих знаний нельзя идти дальше — это не менее важный раздел изучения карате.

Я познал это на собственном опыте, когда, занимаясь карате без восстановительных процедур, почувствовал, что могу потерять здоровье. Я начал искать соответствующих мастеров и учителей, которые владеют техникой восстановления. Некоторое время я занимался у Владимира Плетнева, разработавшего собственный метод оздоровительной гимнастики. Он научил меня многому, в том числе технике массажа, работе со спиной.

Также я долгое время искал и знания, развивающие суперспособности кюшо — это боевое искусство является древней основой восточных единоборств: воздействуя на активные точки на теле человека, эффективность приемов увеличивается в несколько раз. Его называют искусством отсроченной смерти (в Китае «дим-мак»), но ни в Китае, ни на Окинаве я не встретил мастеров, знающих его. Удалось найти такого мастера в Венгрии. И сейчас эту тему также активно изучаю и развиваю в нашей стране.

По моему мнению, наш русский стиль постижения карате должен быть иным, чем как это делают его родоначальники. Японцы, как роботы, постоянно повторяют то, что им дали их учителя, часто не понимая, зачем они это делают.

У российской школы карате совершенно иной подход к обучению: мы пытаемся докопаться до самой сути, все понять и объяснить, что и для чего мы это делаем. В этом нам помогает географическое положение, мы находимся на стыке двух культур: европейской и азиатской (японской). Европа и Япония никогда не будут искать между собой что-то общее, перенимать лучшее созданное на этих континентах. А нам это делать легко, в нас есть и европейский прагматизм, и азиатское чутье, и свой российский подход к жизни. В результате мы начинаем опережать их, легко побеждаем их на соревнованиях.

  Каким вы видите идеального мастера боевых искусств? Кто он? К чему должен стремиться и чем овладеть?

— Идеальный мастер тот, кто умеет преподать свое искусство так, чтобы его ученик смог все повторить. Он должен прекрасно знать структуру человеческого тела, и при необходимости уничтожить противника или вылечить нуждающегося. С этой позиции я пересмотрел всю технику ударов. Так как многие из них просто вредили суставам. Важен каждый нюанс в технике: как правильно стоять, как разминать тело, ноги, как развивать организм.

Идеальный мастер тот, кто на 100% владеет своим телом, способен работать с ним на физическом и энергетическом уровнях. Например, я редко болею, и это все благодаря моему умению воздействовать на свой организм на разных уровнях.

Идеальный мастер тот, кто служит примером для своих воспитанников, умеет объяснить им все, чему сам учит, может воспитать своих учениках духовность, приучить к ответственности за свои поступки.

Александр Анфёров с своими учениками после завершения чемпионата Мира по карате в Японии. Слева направо Александр Анфёров, Диана Габидулина, Кристина Ояма, Дмитрий Богданов, Евгения Васильева

Александр Анфёров с своими учениками после завершения чемпионата Мира по карате в Японии. Слева направо Александр Анфёров, Диана Габидулина, Кристина Ояма, Дмитрий Богданов, Евгения Васильева

Меня часто просят показать прикладное карате, в ответ я спрашиваю, что это. Удивительно слышать такие ответы даже от людей с черными поясами: «прикладное карате — это умение защищаться от ударов в голову руками, захватов, нападения нескольких противников, защита от оружия». Они путают правила соревнований, которые приняты в Кёкусинкай с настоящим карате. Ояма, создавая свой стиль, проводил свои схватки без всяких правил. Правила придуманы позже и были призваны исключить возможные травмы, при этом сохраняя максимальный контакт. Поэтому я отвечаю: «Кёкусин с его ката и кихоном и есть реальное карате, а поединки по спортивным правилам — это прикладное карате». Так подменяются понятия, и люди идут по ложному пути.

У вас были ситуации, когда вам приходилось применять свои особые знания в реальной жизни?

— Нет, не приходилось, ни разу. Любые конфликтные ситуации всегда разрешались мирно разговором. Наверное потому, что те, кто пытается конфликтовать с подготовленным человеком, как правило, чувствуют силу, и сдерживаются от агрессии.

Какие цели у вас намечены на ближайшие год-два? Может быть, есть какие-то мечты, которые планируете осуществить?

— Самая главная моя мечта — добиться абсолютного мастерства. И, слава богу, это недостижимая цель. Иногда мне необходим какой-нибудь толчок извне, чтобы продолжать двигаться дальше.

Всю свою жизнь я преподаю карате. Я пытался сойти с этого пути, но жизнь жестко возвращала меня к тому, от чего я пытался уйти. Поэтому я уже не пытаюсь уйти от своего призвания, и с каждым днем стремлюсь становиться лучше, двигаюсь к совершенству.

Я поставил перед собой задачу освоить новые знания, привезенные из Китая, а также создать удобные условия для работающих в нашей организации людей.

Надеюсь, что в ближайшем будущем я снова отправлюсь на остров Окинава, чтобы пообщаться с мастерами, получить нужные мне знания для дальнейшей работы.

Для меня все люди — учителя, у всех я могу чему-нибудь научиться, даже у маленького ребенка есть, что перенять. Главное, не пытаться примерять на себя маску великого.

Большие планы. А какие из них в приоритете?

— У меня нет приоритетов. Я осуществлю их все. На данный момент я занимаюсь буйдо, учусь чувствовать энергию. И когда я почувствовал ее в первый раз жизни, это было удивительно. Все, что на первый взгляд кажется нереальным, оказывается реальным и, по сути, простым. Чтобы человек снял зажимы и избавился от негативной энергии, он должен расслабиться и быть готовым почувствовать энергию.

Поэтому сначала мастер снимает зажимы, помогает энергии свободно течь по телу, а потом только работает с самим человеком. Женщины чаще чувствуют энергию лучше мужчин, так как их сознание устроено по-другому (они менее подвержены логике и материализму).

Я стараюсь помочь людям, работаю с их энергетикой и телом.

Подвержены ли люди, занимающиеся боевыми искусствами, вредным привычкам? Как вы относитесь к вредным привычкам?

— Считаю, что вредные привычки полностью зависят от самого человека, если он хочет избавиться от них, то он это легко сделает. Если не захочет, никто не сможет ему в этом помочь. Тут на первом месте его желание. Чтобы избегать вредных привычек, надо ставить перед собой четкие рамки и границы и не выходить из них. Любой мастер становится на уровень выше всех остальных, если способен отказаться от чего-то и сосредоточиться на достижении своей цели. У таких людей не бывает пограничных состояний. Они полностью владеют своими эмоциями и телом. Сохраняют в себе чувство однажды найденного равновесия.

Словарь терминов

Ката (яп.) — формализованная последовательность движений, связанных принципами ведения поединка с воображаемым противником или группой противников (Википедия).