1. Главная
  2. Новости
  3. Персоны
  4. Время проходит, вечность остается

Время проходит, вечность остается. Истфаку УрФУ 80 лет

Дмитрий Витальевич, круглые даты – всегда повод для подведения  итогов. Расскажите, что Вы считаете самым важным из современных достижений истфака?

Самое важное, пожалуй, это расширение границ, выход нашего факультета на международную арену. Если бы в пору моей студенческой юности кто-то сказал, что больше половины профессорско-преподавательского состава истфака будет проходить стажировки в ведущих образовательных и научных центрах Европы, Северной Америки, Китая, я бы ему не поверил. В начале 1980-х сосчитать количество преподавателей, побывавших в зарубежных научных и образовательных поездках, можно было по пальцам одной руки.

Сегодня университеты Париж I Пантеон-Сорбонна и Париж IV Сорбонна, университет Ренна, Гёттингенский университет, Берлинский университет имени Гумбольдта, Будапештский университет имени Лоранда Этвёша, Неаполитанский университет, Лейденский университет и многие другие – стали для нас открыты, сегодня туда посланцы истфака приезжают для обсуждения рабочих вопросов. 

Кто-то может задать вопрос: «А что, в таких стажировках и есть смысл жизни?»Нет, но при наличии такой возможности легче понять наше место в научном мире и уровень того, что называется нашей академической репутацией.  Я уверен, что поначалу мои коллеги, стажируясь в том же Будапештском университете, основанном в далеком XVIIвеке, думали: «О, как здесь все по-другому, насколько рациональней и интересней там все уcтроено». Сейчас, полагаю, они уже так не считают. С одной стороны, они уже привыкли к интернациональному сотрудничеству, а с другой, и здесь я не погрешу против истины, сказав: и на истфаке, и, в целом, в УрФУ уже многое сделано для того, чтобы наш вуз соответствовал столичному и европейскому уровню.

Вообще, сравнивая свой потенциал с потенциалом других, мы получаем новый стимул к дальнейшему  развитию. Для меня в этом смысле большое значение имеют достижения и успехи историков моего поколения. Такие выпускники истфака, как Дмитрий Редин, Людмила Мазур, Елена Главацкая, Владимир Земцов и другие – они уже превратились в ученых международного масштаба. А вслед за вовлеченностью в мировую науку утверждается собственное достоинство и множится уважение в исследовательских кругах. Сейчас ведущие ученые исторического факультета на равных общаются  с представителями признанных научных школ.  Мы стали интересны и московским, и петербургским, и зарубежным ученым, так как на истфаке тоже сложились серьезные научные школы. И «научные школы» не в условном представлении (когда этим термином называлось все, что угодно), а школы по общепризнанной мировой классификации.

“Востребованное высшее образование стоит на трех китах. Первый – исследовательская практика. Без исследований не может быть современного уровня. Студенты сразу поймут, что имеют дело не с активным ученым, а с «пылесосом», ведущим лекцию по конспектам тридцати-, сорока, а то и пятидесятилетней давности. Второй - учебный процесс, а третий – проектная деятельность, вовлечение в которую позволит студентам быть конкурентоспособными во многих сферах.”

И какие научные школы факультета получили наибольшее развитие в последние годы?

Это такие направления, как историческая русистика, историческая демография и европейские исследования.

В рамках направления русистики или, говоря по-старому, специализации по отечественной истории, наш истфак, в первую очередь, изучает индустриальную парадигму развития горнозаводского Урала с XVIII века до эпохи индустриализации 1930-х. Здесь мы имеем одну из сильнейших научных школ России, и возглавляет ее доктор исторических наук, видный специалист по XVIII веку Дмитрий Редин. Эта школа активно сотрудничает с учеными из Франции, Италии, Бельгии, Великобритании, Германии, Венгрии.

Историческая демография сосредоточена на исследовании явлений рубежа XIX и XX веков, когда в движение пришли огромные человеческие массы в Европе и Северной Америке. И конечно же, в России – завершилось строительство Транссибирской магистрали, колоссальный импульс к развитию получили Урал, Сибирь и другие регионы страны. Наши историки под руководством докторов исторических наук Людмилы Мазур и Елены Главацкой изучают, к чему приводит добровольная или вынужденная миграция крупных масс населения в эпоху войн и мощных экономических скачков. Здесь основной упор делается на сотрудничество с учеными из Норвегии, Венгрии, США, Канады, Великобритании и Нидерландов.

На кафедре новой и новейшей истории зарубежных стран плечом к плечу работают несколько докторов исторических наук – заведующий кафедрой Николай Баранов, Вероника Высокова и Владимир Земцов, известный специалист по эпохе наполеоновских войн.  В начале 1990-х он написал и издал великолепную книгу «Екатеринбург в мундире», которую до сих пор многие помнят и ценят. 

Дмитрий Витальевич, вы  не упомянули сделанную огромную работу по  изучению  Крыма?

Точно! Наш Крым! Если говорить об истфаке, то Крым всегда был нашим – с момента основания Крымской археологической экспедиции УрГУ в 1958 г. Даже в самые безденежные 1990-е единственным вузом России, который ни на один год не прервал археологические раскопки в Севастополе, был Уральский государственный университет.

Византиноведение (научное название направления) – это высокоуровневая научная школа, которая берет свое начало от Михаила Яковлевича Сюзюмова, выдающегося профессора, доктора исторических наук. Сейчас это направление, неразрывно связанное с историей Крыма и Херсонеса Таврического находится в надежных руках доктора исторических наук Татьяны Кущ. Мы воспринимаем это направление как интереснейший вектор европейских исследований – ведь наследие Византии не исчезло с падением Константинополя в XVвеке.

И студенты истфака по-прежнему выезжают на практику в Севастополь, участвуют в раскопках на территории древнего Херсонеса, знакомятся с музейно-экскурсионным потенциалом Крыма. Из года в год уральские студенты на исторических объектах мирового уровня учатся видеть связь времен и культур. Им помогает в этом увлекательном деле доцент Олег Нуждин, знающий о полуострове очень и очень многое и передающий свои знания студентам. При этом, замечу, в свое время и я, и мои коллеги, и другие поколения студентов проводили по трое с лишним суток в плацкартном вагоне в один конец, а сейчас тридцать практикантов организованно садятся на борт авиалайнера в Кольцово – и не проходит и четырех часов, как их уже встречает солнечная крымская земля!

Насколько я понял,  в преддверии 80-летия истфака прошла  международная научная  конференция? Какие научные направления на ней были представлены? 

В преддверии юбилея на истфаке прошли не одна, а несколько международных научных конференций. В сентябре-октябре этого года истфак посетило большое количество известных ученых из России и из-за рубежа. Все наши научные школы презентовали на них свои последние достижения.  Сегодня для проведения эффективной исследовательской  деятельности каждая школа должна активно  заниматься научным фандрайзингом, уметь обосновать свои амбиции и выиграть  крупные гранты на исследования. Многие наши  ученые уже приобрели большой опыт такой работы, научились побеждать в грантовых российских и зарубежных конкурсах.  Решению таких задач уделяется самое пристальное внимание. Для этого представители всех упомянутых направлений отправляют свои молодых ученых, а иногда и студентов старших курсов магистратуры, на стажировки к своим партнерам по исследовательской работе в зарубежные университеты или ведущие университеты России. Когда коллега из Москвы или из Парижа убеждается, что молодой представитель истфака УрФУ уверенно чувствует себя в исследовательском поле, возрастает уважение и доверие и к конкретной научной школе, и к истфаку вообще. Это и есть устойчивая академическая репутация – наши ведущие ученые не боятся предъявлять стране и миру не только себя, но и своих начинающих коллег.

- Однако, согласитесь, все эти научные школы и направления давно известны и уже отлично проявили себя. Есть ли у истфака какие-то уж совсем новые начинания?

Приверженность традициям – лучший показатель движения в правильном направлении.  Знаете, нет ничего хуже того, когда  каждое новое поколение начитает отрицать предыдущих творцов.  Тогда накопленный потенциал просто уходит в никуда. И мы в этом плане родились и живем под счастливой звездой: развиваясь под крыльями орла Шестого легиона, мы продолжаем чтить традиции и сохранять преемственность, эта связь позволяет нам и взращивать, создавать что-то новое.

Отличным примером, поясняющим эту мысль, является факт открытия в 2016 году нового направления – «Антропология и этнология». Создание этого направления – новый шаг в развитии всего  факультета. Давайте, обратимся к ключевым датам, по которым можно отследить историю появления новых направлений и специальностей.  В 1938 году в университете началась подготовка по направлению «История» – с этого события и ведет счет годам наш факультет. С 1970 года мы стали готовить архивистов, с 1993 года – документоведов. Тогда же, в 1993-м, на истфаке открылась подготовка по международным отношениям и зарубежному регионоведению, которые позднее, в 2001-м, выделились в самостоятельный факультет международных отношений. В 2000 году на историческом факультете было открыто новое направление – «Туризм».

По каждому из направлений, представленных на историческом факультете и факультете международных отношений, Уральский федеральный университет является одним из лучших в стране.

- Дмитрий Витальевич, можете раскрыть секрет, как истфаку удается оставаться одним из самых востребованных исторических факультетов в стране?

Наверное, прежде всего потому, что каждый из нас знает: истфак – чемпион! Ну, а если серьезно, то мало просто иметь герб, гимн, флаг и девиз. Нужно постоянно развиваться и соответствовать меняющемуся времени, не поступаясь при этом своими традициями и базовыми ценностями. Я думаю, что уверенность нашего истфака в его будущем обусловлена в первую очередь тем, что здесь сложилось оптимальное, на мой взгляд, соотношение между академического, романтического и прагматического. Здесь есть все – и теоретические, и эмпирические знания, и прикладная составляющая, и технологическая, и проектный подход. И то, что я бы назвал студенческим словом «движуха». Здесь не впадают в спячку и никогда не ноют. Только что прошел футбольный турнир в честь 80-летнего юбилея истфака. Девять команд разных поколений студентов (нынешних и бывших) бились за чемпионство. И самому старшему участнику – за 60. А самым младшим еще нет 20.

Да, в ряде региональных университетов истфаки находятся в очень непростой ситуации. Там их объединяют с другими факультетами, у них уменьшают количество кафедр, урезают число бюджетных мест, а кое-где и вообще лишают возможности проводить бюджетный набор.

Мы же стараемся развивать  в наших  студентах так называемые  soft skills, надпрофессиональные компетенции. Студенты на истфаке учатся собирать, анализировать, правильно обрабатывать и транслировать информацию, получают навыки для проведения самопрезентаций, умеют работать в проектных командах.

Приведу лишь  несколько примеров.  Мультимедийный парк «Россия – моя история». Весь текстовый материал и визуальный ряд для регионального компонента парка сделали всего три молодых преподавателя-русиста с нашего истфака. И выполнили они эту работу безупречно. Кураторы проекта на федеральном уровне были в восторге  от качества регионального компонента парка в Екатеринбурге. Получается, что историки-русисты могут не только проводить научные исследования, но и в интересной, увлекательной и интерактивной форме транслировать  эти знания целевым группам.  

Более того, практически все руководство Музейного комплекса УГМК, посвященного военной и гражданской технике, в Верхней Пышме – это выпускники исторического факультета. Они также   умеют работать на самом высоком уровне, делать исторические знания интересными и доступными для всех желающих.

Успешная трансформация и обновление методов взаимодействия с общественностью, которые проводит директор Музея истории Екатеринбурга, выпускник истфака Сергей Каменский, не отличаются финансовой затратностью. Но демонстрируемые высокий профессионализм и творческий подход делают проекты музея уникальными и запоминающимися.

Это – лишь несколько ответов на вопрос, насколько выпускники факультета могут воплощать в жизнь реальные проекты. 

Могу сказать, что у нас на факультете работают уникальные лаборатории: археографических исследований и эдиционной археографии. Особо отмечу тот факт, что лаборатория археографических исследований – это настоящая кладезь исторической информации, крупнейшее за пределами Москвы древлехранище (собрание старопечатных и древнерукописных книг).

Вовлекаются ли полученные новые знания в научный оборот?   

Да, конечно.  Кстати, у лаборатории эдиционной археографии – два соруководителя.  Наш Дмитрий Редин и профессор Мари-Пьер Рей из университета Париж I Пантеон-Сорбонна. Квалифицированные эксперты находят тексты XVIII - начала XX веков, верифицируют их и совместно готовят к академической публикации в качественной научной редакции и с профессиональными комментариями. Наличие такого рода сотрудничества – убедительное доказательство того, что российские гуманитарии могут быть интересными международному сообществу,  могут уверенно  присутствовать в международной исследовательской повестке.  У зарубежных историков нет ни времени, ни языковых компетенций, чтобы погрузиться в изучение исторических источников в российских регионах.  Но вместе с тем у них нередко возникает необходимость провести сравнительный анализ различных процессов, протекавших как в Европе, так и в России. Лаборатория эдиционной археографии помогает сделать это на очень высоком современном уровне.   Чаще всего российского и зарубежного исследователя интересует не история Урала в чистом виде, а, к примеру, развитие Урала как горнозаводского региона в сравнении с другим регионом России или Европы. И в этом случае он обращается к нашей лаборатории, у которой для этого есть все необходимые инструменты: оцифрованы, обобщены, классифицированы источники, подготовлена первичная аналитика по темам.  Все это при соответствующем запросе может быть переведено на английский язык и предоставлено заказчику, который тем самым становится новым академическим партнером наших историков.

А каким образом зарубежный историк узнаёт о существовании лаборатории?

У лаборатории эдиционной археографии есть двуязычный сайт, также она активно продвигает себя через своих ведущих российских и зарубежных партнеров и участие в престижных международных конференциях.

Дмитрий Витальевич, есть ли у выпускников истфака проекты, которые смогли удивить научный  мир?

Да, как говорил Петр I, небывалое бывает.

В 2014 году родилась идея – и, казалось бы, с нуля, из ничего появился один из самых статусных и высокоуровневых историко-филологических научных журналов Российской Федерации под названием «Quaestio Rossica» («Русский вопрос»). Этот журнал сразу стал позиционировать себя как международное издание.  Опубликоваться в нем не легче, чем в уважаемом московском или зарубежном журнале, входящем в глобальные наукометрические базы данных. Его главный редактор – французская исследовательница, профессор Франсин-Доминик Лиштенан из университета Сорбонна, соредактор от историков – доктор исторических наук Дмитрий Редин, от филологов – доктор филологических наук Лариса Соболева. Этот журнал издается четыре раза в год и соответствует всем строгим международным требованиям. Можно сказать, что опубликоваться в нем – большой успех и для российского, и для зарубежного ученого.

Наши историки проделали по этому проекту всю организационную работу. Доцент кафедры новой и новейшей истории Юлия Запарий приложила огромные организационные и коммуникационные усилия, чтобы этот журнал состоялся. И сейчас даже как-то странно представить, что было время, когда «Quaestio Rossica» не существовал, и мы обходились без него.

Хорошему преподавателю необходимо, как сказал классик, задрав штаны, бежать за комсомолом. Держать себя в форме, быть в тренде, быть интересным и уважительно относиться к своим студентам.

Дмитрий Витальевич, каким Вы видите факультет в будущем, на какие вызовы  предстоит ответить  истфаку, какими компетенциями в будущем должен обладать ученый нового поколения?

За годы своего существования истфак претерпел несколько реинкарнаций. Может быть, сейчас рождается его новая, еще более сильная «версия». Для этого важно не раствориться в большом Уральском федеральном университете, не растерять своих корней, не утратить своей идентичности. Очередная смена поколений преподавателей и исследователей совпала с вхождением УрГУ в УрФУ. Глядя на своих молодых коллег (тем, кому пока меньше сорока), я вижу, что, будучи носителями истфаковской идентичности и харизмы, они вместе с тем уже  с большим интересом взаимодействуют с представителями других факультетов и институтов – с философами и журналистами, с металлургами и физтеховцами, с химиками и биологами.

Меня откровенно радует, что в новом поколении ученых сейчас больше интеграционного, синергетического потенциала. Они прагматичные, у них есть комплексные знания, им по силам проведение любых научных исследований. Они хорошо разбираются в организационных, финансовых и юридических моментах своей работы.  Лучше знают, какая заявка на получение гранта может выиграть, а какая – нет, могут четко определить цель, повестку, профессионально написать статью, монографию, составить смету, выполнить все требования по отчетности. И, конечно, они умеют работать в команде, быть более открытыми, а значит интересными для других. Они прекрасно владеют английским языком, информационными и коммуникационными технологиями. И в качестве идеала университета видят не просто вуз с высокими показателями, а «площадку», где собираются и общаются интересные, яркие люди – независимо от того, какую науку они представляют.  Эта творчески продуктивная внутренняя среда в представлении молодых способна обеспечить особую привлекательность университета и для внешней по отношению к нему среде. А рост репутации университета приведет к росту инвестиций в университет.

Я убежден, что будущее – за исследованиями, проводимыми на стыке различных наук.  И здесь открывается широкий простор для ученых нового поколения. Как администратор и управленец, я вижу своей целью помочь сегодняшним тридцатилетним коллегам набраться опыта,  развиться, одержать первые личные и коллективные победы, укрепить свои позиции, обрести уверенность в собственных силах. Хотя бы потому, что великая честь и серьезная ответственность вести исторический факультет к его 100-летнему юбилею лягут на плечи именно этого поколения…